Тепловой стресс у лактирующих молочных коров и способы его профилактики

Тепловой стресс у лактирующих молочных коров и способы его профилактики

В снижении действия теплового стресса на лактирующих молочных коров можно сформули­ровать 3 основных направления: модификация окружающей среды, создание генетически устой­чивых к жаркой погоде (климату) пород скота и совершенствование методов управления пищева­рением.

Модификация среды в жаркую погоду для лак­тирующих коров обычно заключается в содержа­нии их под теневым навесом с вентиляционно-турбинным продуванием и опрыскиванием, что может, в зависимости от температуры и влаж­ности воздуха, снизить ректальную температуру на 2,0—4,1%, частоту дыхания — на 6,8—23,2%, в результате чего повышается удой коров на 9,4— 22,7% по сравнению с животными, содержащими­ся на открытом воздухе.

В других исследованиях модификация среды способствовала увеличению надоев молока, со­ответственно, на 4,5 и 13,5% в течение 120 и 305 дней лактации и получению телят большей мас­сы в среднем на 3,1 кг.

В кормлении коров в период жаркой погоды осо­бое значение приобретают энерго-протеиновое соотношение, содержание клетчатки, минераль­ных веществ в кормах и качество расщепляемого и нерасщепляемого в рубце протеина.

Расщепляемость протеина корма в условиях теплового стресса у коров может быть критиче­ской. Рационы с низким (31,2% сырого протеина) и высоким (39,2% сырого протеина) нераспадаю­щимся в рубце протеином при скармливании ко­ровам в период жаркой погоды не оказали вли­яния на потребление сухого вещества. Однако удои повысились на 2,4 кг/день, а содержание в крови мочевины снизилось с 17,5 до 13,3 мг/100 мл при потреблении рациона с более высоким со­держанием расщепляемого в рубце протеина. То есть охлаждение коров может быть эффектив­ным при скармливании высокопротеиновых ра­ционов.

Для условий Аризоны (США) содержание пере­варимого протеина не должно превышать 61% сырого протеина, а общее количество протеина не должно быть больше рекомендации NRC, чем на 100 г азота в день, что соответствует 3,1% сы­рого протеина в рационе и 20 кг сухого вещества в день. Причем, высокое содержание лизина (241 г/день, 1% сухого вещества) повышает на­дои молока на 3 кг сверх удоя, полученного на рационе с содержанием лизина 137 г/день (0,6% сухого вещества), что свидетельствует о необходимости глубокого изучения потребностей лак­тирующих коров в протеине в условиях жаркой погоды и теплового стресса.

Изучение влияния теплового стресса на молоч­ную продуктивность коров черно-пестрой породы было проведено в летний пастбищный период в климатических условиях Московской области. В период с конца июля и начала августа 2012 года стояла жаркая и душная погода со средней днев­ной температурой +29...+32°С, что вызывало у коров сильный стресс.

На ферме «Дубровицы» ФГУП Э/Х «Кленово-Чегодаево» ВИЖа было проведено 2 опыта. В первом изучено влияние жары на удои коров в зависимости от их продуктивности. С этой целью лактирующие коровы были разделены на 3 груп­пы по среднесуточному удою: I — 10,1—20,0 кг; II — 20,1—30,0 кг; III — 30,1 кг и выше. В этом экс­перименте изучали изменение среднесуточного удоя и «потерь» молока в июле—августе по от­ношению к июню.

Исследования показали, что чем выше про­дуктивность, тем сильнее реагировали коровы на жаркую погоду. Так, суточный удой у живот­ных I группы снизился с 16,4 до 13,68 кг, или на 16,6%; у коров II группы — с 23,7 до 19,28 кг, или на 18,9%, а у коров III группы — с 34,9 до 24,36 кг, или на 30,2% соответственно.

Одним из способов ослабления влияния жар­кой погоды является повышение концентрации питательных веществ в рационе коров в связи с тем, что в этих условиях резко снижается по­требление сухого вещества. Исследования по­казывают, что введение в рацион высокобелко­вых кормов с высоким уровнем нерасщепляемого в рубце протеина и содержанием незаменимых аминокислот — метионина и лизина значитель­но улучшает физиологическое состояние коров и использование питательных веществ рациона.

В результате «потери» молока за 2 летних ме­сяца в период жаркой погоды составили 113,1; 181,5 и 494,1 кг на 1 голову соответственно. При реализационной цене 15 руб. за 1 кг молока сум­ма потерь составляет 1695; 2722 и 7410 руб. на 1 голову.

Во втором опыте коровам опытной группы в концентратную часть рациона включали высоко­белковый сухой кормовой концентрат (ВБСКК), который содержит 44,7% сырого протеина, 7,0% сырого жира, 13% сырой клетчатки и 14,42 МДж/ кг обменной энергии. В белке ВБСКК содержатся все незаменимые аминокислоты, в том числе метионин 0,70% и лизин — 1,14%.

Перед началом опыта животные обеих групп были разделены на 3 подгруппы по среднесуточ­ному удою согласно данным контрольной дойки, проведенной в июне: I подгруппа со среднесуточ­ным удоем 10—20 кг; II — 20,1—30 кг и III — 30,1 кг и более.

Коров содержали днем на пастбище, ночью — в стойлах. Доение было трехкратным в молокопровод на скотном дворе.

Удой коров I контрольной группы в период действия высоких температур снизился с 17,25 кг до 16,38 кг, или на 6,0%, а к концу августа при снижении температуры среды до зоны комфорта наблюдалось восстановление продуктивности до 17,75 кг на 1 голову в день.

Иная картина на­блюдалась у коров II и III контрольных подгрупп. В пери­од действия жары их среднесуточный удой снизился на 10 и 23% соответ­ственно, и продол­жал уменьшаться в августе в период от­носительного похо­лодания на 22 и 35% соответственно.

Анализ данных продуктивности опытной группы показывает положительное влияние дачи ВБСКК коровам на поддержание и степень снижения среднесуточных удоев в пе­риод действия экстремального температурного фактора. Так, в I группе наблюдалось повышение продуктивности с 16,24 до 20,24 кг в период дей­ствия жары, которая сохранилась в течение ав­густа на данном уровне. Среднесуточный удой по II опытной подгруппе был близким к контрольной подгруппе. Снижение его было значительно меньше, чем у аналогов контрольной подгруппы. Эта разница составила в июле 6%, а в августе — 9%. Среднесуточный удой по III опытной группе снизился с 35,2 кг в июне до 29,92 кг в июле и оставался практически на этом уровне в августе. В результате разница в удое в этот период между соответствующими группами в июле составила 7,0%, а в августе — 28,8%.

Тепловой стресс также оказал влияние на со­держание жира и белка в молоке коров контроль­ной и опытной групп.

Некоторые исследователи считают, что по индексу отношения жира и белка в молоке можно судить о состоянии энергетического обме­на и предрасположенности развития кетоза, если это отношение больше 1,5.

В наших опытах этот показатель был выше, чем у аналогов контрольных групп, в период всего опыта и выше индекса 1,5 в июне, что мо­жет указывать на усиление липидного обмена и функциональной нагрузки на печень.

Выводы.

  1. Высокие летние (июль—август) температуры (28—32°С) вызвали у молочных коров развитие сильного стресса, что оказало влияние на их пи­щевое поведение и в результате привело к сни­жению молочной продуктивности на 164,1 кг на 1 голову за 2 мес.
  2. Дача коровам ВБСКК значительно улучшила потребление питательных веществ с рационом, включая и минеральную его часть, в результа­те потери продуктивности составили 59,2 кг на 1 голову за данный период, что было меньше на 64,0%, чем в контрольной группе.
  3. Тяжесть теплового стрессового состояния коров зависела от их продуктивности. Чем выше продуктивность, тем сильнее коровы реагирова­ли на действие высоких температур, что прояви­лось в значительно более высоком снижении продуктивности в этот период и более медленном восстановлении в период понижения температу­ры окружающей среды у коров со среднесуточ­ным удоем 21 кг и более.

Источник: Фомичев Ю. и др. Тепловой стресс у лактирующих молочных коров и способы его профилактики./ Молочное и мясное скотоводство. 2013, № 3, с. 24-26.

Материал на сайт подготовил Севастьянов В. Н.