Селекция отечественного скота - мифы и реальность

Биотехнологические методы конструирования генома и новый уровень селекции на этой основе пока остаются голубой мечтой отечественных специалистов. Даже рутинная процедура трансплантации эмбрионов (ТЭ) от племенных коров-доноров после периода «горбачевского» возрождения отброшена к уровню 1970-х годов, по сути, к нулю.
Наш паровоз вперед летит!..

Трансплантация эмбрионов, помимо чисто селекционного предназначения, является началом начал подготовки биотехнологов-исследователей в области экспериментальной эмбриологии и генной инженерии. Если театр начинается с вешалки, то биотехнология живых клеток - с эмбриологии и техники ТЭ.
Министр образования и науки РФ А. Фурсенко год назад в своей статье в журнале «Огонек» обнадежил общество: «Россия вполне способна восстановить паритет по трем отраслям - нанотехнологии, биотехнологии и живым системам». Применительно к животноводству нанотехнологии кажутся далеким будущим. Биотехнология ТЭ, судя по ее состоянию в странах СНГ, - в прошлом. Лживые системы в виде взрослых животных завозим из-за рубежа.

По лизингу в РФ уже импортировано 105 тыс. таких «живых систем», 50 тыс. т племенного «мяса» последние несколько лет едут, плывут и летят в Россию, чтобы подправить «достижения» отечественной селекции. Это рогатое стадо можно было разместить в 5 тыс. вагонах, сформировать 100 «племенных» эшелонов.
Между тем такое же количество скота можно было получить из замороженных импортных эмбрионов, доставленных в сосудах Дьюара на одном одномоторном самолете. Не говоря уже о четырех-пятикратной экономии валюты на воспроизводстве каждой головы!

Инфекционные риски при завозе биотехнологической продукции также близки к нулю. На время закупок эмбрионов ветеринарную карантинную службу можно смело отправлять в отпуска: в мире еще не зафиксированы случаи завоза инфекции с криоконсервированными зародышами.

С 2008 по 2012 г. планируется импортировать еще 170тыс. голов племенного скота. Это еше сотня эшелонов. Наш паровоз вперед летит! Может быть, стоит нажать на тормоза?

Дмитрий Медведев, будучи в Оренбурге в октябре прошлого года в статусе первого заместителя председателя Правительства РФ, говорил по этому поводу: «Если рассуждать по-государственному, по-серьезному, нам нужно в ближайшей перспективе завершать вот такое массовое приобретение крупного рогатого скота за границей... Причем, естественно, мы должны делать это таким образом, чтобы поголовье было приспособлено к нашим климатическим условиям, потому что здесь все равно нет идеальной стыковки между иностранным скотом и нашими жизненными условиями». Как в воду глядел.

Экзотически выглядит география поставщиков скота. Из Австралии завезено 8 тыс. голов. В конце прошлого года на Дальний Восток поступила еще партия в 4тыс. островных аборигенов, далеко не идеальных по племенным качествам.

О продуктивности молочного скота из Австралии можно судить по среднегодовому удою, который в этой стране составил в 2005 г. около 5 тыс. кг. Столько молока сегодня доят столичные регионы России и большинство «продвинутых» молочных ферм. Была ли необходимость совершать недешевые авиаперевозки скота средней продуктивности? Или заморский пряник чиновникам, ответственным за импорт скота, кажется вкуснее?.. Вряд ли такой затратный и рискованный способ совершенствования стада подходит Украине и другим странам СНГ, где нет возможности переводить углеводородное сырье в племенные ресурсы.

Почему на постсоветском пространстве никак не приживутся биотехнологические методы воспроизводства племенного скота? Почему процветает такое неприятие или непонимание роли ТЭ для создания высокоудойных и мясных стад? Неужели потому, что гораздо проще решать вопросы на уровне австралийских аборигенов: мы вам - деньги, вы нам - товар. Без всяких «биотехнологических заморочек». В результате, как в Бермудском треугольнике, растворяются финансы на импорт живого скота средней продуктивности, инфекционные риски увеличиваются до грани фола, биотехнологические селекционные наработки в собственной стране снижаются до нуля, светлые биотехнологические головы реализуют себя в чужих странах.

Каковы последствия такой агрополитики? Бывший Всесоюзный центр ТЭ во ВНИИЖ никак не может подняться с колен, на которые его поставили чиновники от науки в лихие годы обретения независимости. Молодых ученых не привлекает перспектива творчества за 10-15 тыс. руб. вблизи Москвы. Такой уровень заработной платы - это неуважение к специальности XXI века. Все разговоры о создании «силиконовой биотехнологической долины» на Украине оказались блефом.

Успешные страны Европы, в том числе бывшего соцлагеря, в меру своей заинтересованности производят от особо ценных коров-доноров около 100 тыс. эмбрионов в год (таблица).

Их пересадка позволяет получать ежегодно около 50 тыс. голов высококачественного племенного скота. Это половина трансплантаций в странах Северной Америки и 17% всех мировых пересадок. Нас, наследников Союза, первооткрывателей искусственного осеменения и трансплантации эмбрионов, нет на этом биотехнологическим празднике зарождения «племенной жизни».

Почему наши чиновники не замечают преимуществ хорошо отработанных биотехнологических приемов, по которым СССР занимал не последнее место в мире? Разве не по силам нашим государствам стать европейскими лидерами наряду с Францией и Германией или хотя бы занять в таблице европейского ТЭ-сообщества строчку рядом с маленькой Эстонией?

Всего четверть века назад в СССР под эгидой ВИЖ осуществлялось более 8 тыс. ТЭ в год. Больше, чем в нынешней Чехии. Сегодня в странах СНГ нет целенаправленных плановых ТЭ для создания племенных стад, лишь неучтенные пересадки любителей-энтузиастов и заезжих эмиссаров. Чем объяснить эту дремучесть в области использования современных биотехнологических методов, когда пустуют без специалистов и животных лаборатории центра трансплантации во ВНИИЖ, в ГСЦУ (Украина), Жодино (Беларусь), Алма-Ате (Казахстан)?

Окрестности Казахстана сегодня «окучивают» биотехнологи из Китая, предлагая свои услуги вплоть до продажи гонадо-тропинов собственного производства. В то же время в городе Боровске (Калужская область) закрыто уникальное производство отечественного ФСГ-супер, используемого для вызывания полиовуляции у коров-доноров. Причина - нет спроса.

В США производят ФСГ-п по 50 долл. за дозу, наш был в три раза дешевле. В Северной Америке эмбрионы от доноров, дающих более 8 тыс. кг молока, стоят 300-1000 долл., полученные от аналогичных коров в странах бывшего Союза будут втрое дешевле. И никто не убедит автора, что на российский гонадотропин по 20 долл. за дозу и канадских голштинов украинского производства по цене 500 долл. за новорожденного ТЭ-теленка не будет спроса.

Кстати, из-за масштабного российского скотоимпорта цены на племенной скот в Европе и Австралии увеличились почти вдвое. Сегодня цена «приличного» голштина достигает 4 тыс. долл. Плюс стоимость трансатлантического круиза. Эта сумма в пять раз (!) превышает стоимость стельности после ТЭ (два импортных эмбриона плюс расходы на телок-реципиентов плюс услуги по ТЭ). Еще трансплантация позволяет выбрать пол будущего теленка и на 99,9% безопасна в инъекционном плане.

В 2007 г. «Агролизингом» из Австрии в Якутию было отправлено 150 голов десятью рейсами. Интересно, почем билет на авиаперевозку племенного «мяса»? Триста эмбрионов, которые требуются для получения аналогичного стада, автор берется доставить в Республику Саху в трехлитровом сосуде на оленях или собачьей упряжке по символической цене. На сэкономленные деньги можно купить оборудование нескольких лабораторий ТЭ на Крайнем Севере для ускоренного размножения этой самой генетики.

Как повернуть аграрных чиновников лицом к отечественной биотехнологии, заставить идти в ногу со временем? Может быть, пригласить консультантов из Поднебесной?

Пока же доходит до смешного. Российские чиновники решили за государственный счет поддержать биотехнологию Австралии, вкладывая в нее миллионы долларов национального проекта, в то время как свои биотехнологи не знают, чем заняться, а в пустующих лабораториях ТЭ и на фермах по выращиванию собственного племенного скота гуляет ветер.

Технологии ТЭ как альтернатива скотоимпорта

Первые сообщения о завозе в Россию племенного скота из Австралии и Новой Зеландии озадачили. Никогда эти острова не были центром племенного скотоводства. Овцы, страусы, кенгуру и крокодилы там вне конкуренции. Возить из Австралии племенной скот кораблями и самолетами - это верх легкомыслия, как поначалу казалось. Шутники из пресс-службы AGRO.RU информацию о доставке в Ленинградскую область более 2 тыс. голов крупного рогатого скота озаглавили так: «Из Австралии - но не кенгуру».

Интригу островного скотоимпорта разъяснили наши коллеги из США. Оказывается, в последнее десятилетие Австралия преуспела в ТЭ (более 30 тыс. пересадок в год!). Эмбрионы островитяне закупают по 300-500 долл. в странах Северной Америки и пересаживают их своим телкам-реципиентам. Выращивают полученных телят до половозрелого возраста и отправляют в Россию по несколько тысяч долларов за голову.

Значит, российские нефтедоллары успешно подпитывают биотехнологию ТЭ Австралии, Канады и США. Заодно кормят австралийских фермеров, выращивающих телят-трансплантатов, чужое пароходство и авиакомпании, которые везут в Россию тонны племенного «мяса».

Ежегодные 60 тыс. ТЭ, которые проводят у себя страны - импортеры скота в РФ, вполне по силам выполнить российским биотехнологам на родине изобретения криоконсервации спермы и первых в мире пересадок эмбрионов свиней. Какой прекрасный был бы подарок стране к 60-летнему юбилею отечественной ТЭ - выйти на уровень 60 тыс. пересадок в год! Производить ежегодно 20-30 тыс. племенных телят, полностью приспособленных с рождения к местным условиям существования! Крепких, здоровых и недорогих.

Доставлять эмбрионы можно любым видом транспорта и в любом количестве к месту отела реципиентов и жительства будущего молодняка. А так важно, чтобы теленок родился у себя дома! Не случайно одной из главных причин, которая убивает «иностранок» (в прямом смысле слова), ученые называют местный иммунодефицит, на фоне которого вылезают «дремлющие» инфекции. У специалистов для таких животных, перемещенных из одной среды в другую и угасающих без видимых причин, существует даже диагноз - адаптационный синдром. Он был озвучен на конференции ветеринарных специалистов в Казани в прошлом году.

Причины адаптационного синдрома не совсем ясны науке, обычные методы терапии и профилактики здесь малоэффективны. В биотехнологии есть такой термин - капацитация сперматозоидов. Пока спермий не пройдет родовые пути матки, он не способен оплодотворить яйцеклетку. «Капацитация» будущего теленка-ТЭ к условиям внешней среды начинается еще в матке реципиента, где он с кровью суррогатной матери получает иммунную закачку к новым условиям существования, впоследствии подкрепленную выпойкой молоком.

Так, негритенок, рожденный после пересадки эмбриона матери чукотской национальности, воспримет тундру как родину. А вот приемный воспитанник из детского дома средней полосы России будет до конца жизни чувствовать себя чужим на Крайнем Севере. Можно только догадываться, какой стресс переживает взрослый скот, завозимый на жительство в Россию из Австралии и с ДРУГИХ континентов.

Это несоответствие зарубежного товара его качеству подметили ученые Саратовского ГАУ И. Калюжный и Н. Баринов (ЖР. № 3. 2008): «Причесанные, подстриженные животные выглядят очень привлекательно, а проявляющиеся после карантина (30-45 дней) патологии поставщики объясняют неумением владельца работать с «качественным» скотом, плохим его кормлением и содержанием».

Практически у всех обследуемых животных отмечалась диарея. После отела заболевают почти все завезенные первотелки, из них погибают около 7%, а у 80% (!) обнаруживают некробактериозные поражения копыт. От импортного скота из-за транспортного стресса и чуждой для них системы содержания не удается получить ожидаемый потенциал продуктивности.

С учетом такой статистики торговля живым скотом выглядит не только махровым анахронизмом, но и небезопасным занятием. На упомянутой конференции ветеринарных эпизоотологов в Казани (ВНИВИ) обнародованы шокирующие факты о заморской инфекции (в основном вирусной, в том числе неизвестных форм), завезенной с импорт-ным скотом, и о слабости иммунитета «иностранок» к местной микрофлоре.

Одно радует: по сообщению ученых Тверской госсельхозакадемии (3. Никитина и др., 2006), в некоторых регионах РФ у профессиональных селекционеров бодрый «биотехнологический» настрой.

В Белгородской области коров - потенциальных доноров - с продуктивностью 8-9 тыс. кг насчитывается 53 головы. Генеральный директор «Губкин-агрохолдинга» В. Золотухин буквально грезит поднять за 3-4 года продуктивность коров в пяти своих хозяйствах с 5до9тыс. кг. Без ТЭ здесь не обойтись.

На девяти владимирских племзаводах 5-9% коров имеют продуктивность более 7 тыс. кг, а средний удой по области составил 4365 кг. Вполне подходящие условия для успешного старта програмы ТЭ! Здесь планируют воспользоваться помощью компании «ДеЛаваль» и племядром доноров из 50-70 датских первотелок с суточным удоем 50-60 кг. Эмбрионы от таких доноров будут на вес золота!

В Воронежской области потенциал молочной продуктивности симментальских стад (по 400-500 голов) четырех ЗАО в 4,5-5,5 тыс. кг делает их привлекательными для производства собственных эмбрионов от лучших коров-доноров. Это, кроме прочего, позволит повысить интенсивность отбора ремонтных телок.

Саратовские селекционеры готовы создать донорское стадо симментальской породы и банк эмбрионов на базе ГУП «ПЗ «Красный Кут» - лидера по производству молока, а пермские - не только получать собственные эмбрионы, но и использовать завезенные. В этом случае рассчитывают в одном отделении АКХ «Шерья» получить не менее 150 телят от 100 коров за счет ТЭ.

Начальник отдела животноводства Департамента АП К Ярославской области считает, что «мы будем жить лучше, если пересмотрим свое отношение к качеству стада. Для наших племзаводов нормой должна стать продуктивность коров 8 тыс. кг молока». Какие замечательные слова доносятся из российской глубинки!

На племзаводе «Россия» Челябинской области в 1990-х годах работала лаборатория ТЭ. Донорское стадо составляло 196 коров продуктивностью выше 7 тыс. кг. Сегодня руководство племзавода, судя по всему, не против возвращения к интенсивным методам селекции знаменитого стада.

Ученые из Твери утверждают, что «технологии ТЭ коров сегодня нет альтернативы и еще лет 20-25 не будет». Жаль, что их не слышат в высоких кабинетах.

ТЭ дает возможность увеличивать племенное ядро стада за счет выдающихся матерей-доноров (обычно с удоем более 7 тыс. кг) в 6-8 раз быстрее обычных способов воспроизводства.

Это достигается при получении и пересадке 30 зародышей от донора в год и рождении 6-8 телочек.
Масштабы такой селекционной прибавки ограничены лишь дефицитом высокопродуктивных животных. Поэтому без импорта лучшего зарубежного племенного материала сегодня не обойтись. Другое дело, что этот импорт на¬до осуществлять с умом, привлекая для этой цели ученых, а не кормить зарубежную биотехнологию.

Чтобы ускорить селекционный прорыв в племенном молочном и мясном скотоводстве, необходимы смелые, неординарные решения. Если масштабный и не всегда оправданный импорт живого скота можно считать первым блином, который оказался комом, то ТЭ позволит выпекать эти блины более успешно. Но как запустить племенную «пекарню»? Что для этого требуется?

 

  • Масштабный (до 50 тыс. ежегодно) импорт эмбрионов из стран с высоким генетическим потенциалом доноров по национальной программе.
  • Распределение эмбрионов по регионам по «щадящей» цене. Проведение пересадок реципиентам за счет хозяйства-заказчика. Создание на его базе лаборатории ТЭ по производству эмбрионов спустя четыре года может стать условием этих «щадящих» цен.
  • Завоз племенного скота по лизингу позволять лишь тем хозяйствам, которые в будущем смогут организовать работу по интенсивной селекции скота с использованием ТЭ.
  • В каждой области на базе племстанций, ведущих племзаводов или учебных хозяйств университетов организовать научно-производственные лаборатории ТЭ.
• Налоговые и дотационные льготы для биотехнологических услуг (в том числе и частных предприятий) в племенном животноводстве.

Пока же в России снижен лишь налог на добавленную стоимость (с 18 до 10%) на скот, поступающий по лизингу. На Украине Кабинет министров собирается пойти еще дальше - полностью погасить процентные ставки банковских кредитов и отменить налог на добавленную стоимость при закупке племенного скота. И ни слова об удешевлении импорта высококачественной биотехнологической продукции.

В каком веке мы живем?

Виктор МАДИСОН, кандидат биологических наук
Национальный аграрный университет (Киев)

Адрес автора: vmadison@mail.ru

Источник: ЖИВОТНОВОДСТВО РОССИИ НОЯБРЬ 2008 www.zzr.ru